Застращать настоящим Бородако

Публикация о возможных связях девелопера Дениса Бородако с московскими высокопоставленными чиновниками при оформлении земельных наделов настолько обидела трепетного бизнесмена, что он, вместо привычного способа защиты - через суд, подал заявление в полицию.

Денис Евгеньевич, это такая попытка надавить на редакцию или у вас с квалификацией юриста проблемы, грамотные и обоснованные иски не вытягивает?

Напомним, в январе 2023 года в редакцию The Moscow Post пришло письмо от читателя, в котором тот рассказывал об отношениях Бородако с высокими чинами собянинской мэрии. В тексте упоминались советник Собянина и глава стройкорпорации "Баркли" Леонид Казинец, глава комитета по архитектуре и градостроительству города Москвы Юлиана Княжевская, заммэра по вопросам градостроительной политики и строительства Андрей Бочкарёв и депутат Госдумы Владимир Ресин, который одно время исполнял обязанности градоначальника Москвы.

О высоких связях Бородако говорят не зря, ведь среди его бизнес-партнёров ранее отметились весьма известные лица.

В письме читателя, с которого всё и началось, упоминался целый перечень земельных участков в Москве, к схеме получения которых возникли вопросы. Был среди них, например, участок по 3-му Сетуньскому проезду. В ходе проверки сведений, изложенных в письме, редакция установила, что по этому адресу базируется бизнес-центр, в котором в частности "прописано" АО "ЦКБ Энергоремонт". По данным "Руспрофайл", учредителем этого АО выступал комитет по управлению имуществом Москвы. Директором компании является Николай Грачёв, у которого с Бородако общий актив - ООО "Газопровод", где Грачёв - директор, а компания Дениса и Андрея Бородако (ООО "Тристоун Девелопмент") - владелец. С Грачёвым у Бородако также есть и общий строительный бизнес - ООО "Хайд Дистрикт Проект".

Чем не связь с властями Москвы через теорию даже "не пяти рукопожатий", а одного? Или вот: всего месяц в 2017 году Бородако пробыл владельцем доли в ООО "Атмосфера", а потом в числе совладельцев компании появился некий Михаил Снитко, который в 2017-2018 годы возглавил "дочку" администрация губернатора Московской области - ГКУ Московской области "Госюрбюро". А ещё же в активе Бородако - доля в ООО "Красный Маяк", совладельцем которой является бывший московский чиновник Леонид Моносов. Среди послужного списка последнего - высокий пост в ПАО АФК "Система" Владимира Евтушенкова и должность заместителя того самого Владимира Ресина. Второй бизнес-партнёр Бородако по "Красному Маяку" - Марина Мамонтова, что одно время воглавляла компанию"Москапстрой", которая является подведомственной организацией департамента строительства г. Москвы. Этот департамент несколько лет возглавлял Андрей Бочкарёв - нынешний замглавы мэра по вопросам градостроительной политики и строительства.Ну что сказать, хорошие такие, крепкие связи у девелопера Бородако. Есть над чем задуматься!

Редакция, как и положено СМИ, проверила сведения, изложенные читателем, и опубликовала по результатам расследования готовый материал. Судя по претензии Бородако и её излишней экспансивности, информация была, что называется, не в бровь, а в глаз. Огласки испугались, Денис Евгеньевич? Так тут всё по заветам Глеба Жеглова. Перечитайте на досуге.

Письменная претензия пришла в редакцию The Moscow Post в феврале 2023 года. В ней Бородако очень эмоционально выстроил ряд домыслов и попытался поучить журналистов как им работать. Г-н Бородако, мы вас кирпичи класть не учили, так уж и вы, будьте любезны не вмешиваться в сферу, в которой ваша компетенция помножена на 0.

Помимо этого, фигурант истории потребовал извиниться перед ним в опровержении, удалить статью, раскрыть данные читателя, обратившегося в редакцию, псевдоним журналиста и его контактные данные. И в конце, в случае невыполнения требований, грозился обратиться в правоохранительные органы.

После прочтения претензии появляется ощущение, что автор юридически безграмотен и даже с юристом не удосужился проконсультироваться, прежде чем выдвигать подобные странные требования к редакции. Да и выглядят эти требования больше как попытка давления на редакцию. В ст. 47 "Закона о средствах массовой информации" прямо прописано, что журналист имеет право распространять подготовленные им сообщения и материалы за своей подписью, под псевдонимом или без подписи, а Гражданским кодексом раскрытие псевдонима без согласия автора не допускается.

Также незаконно и требование удалить статью, не говоря уже о прочих фантазиях г-на Бородако в адрес журналиста и попытке цензурирования в СМИ. Также незаконно и требование сообщить данные автора письма. В ст. 41 закона "О СМИ" указано, что "редакция обязана сохранять в тайне источник информации и не вправе называть лицо, предоставившее сведения с условием неразглашения его имени...". Более того, в российском судопроизводстве не предусмотрено такой формы как извинения перед кем-то. Г-н Бородако, у вас какие-то свои эксклюзивные кодексы и нормативно-правовые акты?

Всё это г-ну Бородако и было изложено в ответе на претензию. Но, судя по его последующим действиям, прочитать одно, а понять суть написанного другое. Не всем дано.

После этого, редакция The Moscow Post получила заключение специалиста по психолого-лингвистическому исследованию материалов в Научно-исследовательском центре судебной экспертизы. Из заключения эксперта следует, что лексико-грамматический и лингвостилитический анализ статьи "Кому он не Бородако" в целом показывает, что предоставленный текст статьи содержит слова, указывающие на то, что изложенная информация является передачей автором мнения "информатора" и выражается в форме предположения.

В заключении, в частности, сказано, что "представленные в статье "Кому он не Бородако" сведения о Д.Е. Бородако не являются негативными, не являются личным мнением автора статьи и выражены в форме предположения".

Что это значит? В переводе с экспертного на обывательский язык - это значит, что в статье, на которую обиделся Бородако, приводится мнение читателя The Moscow Post о деятельности девелопера и предположения о дальнейшем ходе событий и она не содержит "негативные сведения о Бородако Денисе Евгеньевиче".

Видимо, понимая всю бесперспективность иска, Бородако решил пойти другим путём и попытаться запугать редакцию заявлением в полицию.

Как следует из письма заместителя начальника отдела уголовного розыска УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве С. С. Панова, Денис Бородако 27 февраля 2023 года обратился в правоохранительные органы с заявлением по ст. 128.1 УК РФ ("Клевета").

"Фактов злоупотребления правом в статьях, также, не усматривается. Это подтверждает отсутствия наличия объективной стороны преступления. По мнению, Редакции СМИ, основания предусмотренные диспозицией ст. 128.1 УК РФ для выводов о наличии признаков состава преступления клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию отсутствуют. Распространение указанной информации может быть предметом гражданско-правового спора", - отмечается в ответе.

Если судить по разного рода разъяснениям МВД по части квалификации статьи "Клевета", то ход г-на Бородако можно оценивать как попытку цензурирования и давления на СМИ. Ведь состава по статье "Клевета" в действиях редакции и её сотрудника нет и близко! В связи с этим редакция The Moscow Post просит считать данную публикацию официальным обращением в Генпрокуратуру и Следственный комитет РФ.




Резонанс