Хроники Столетней войны. Часть 4-я. Большие манёвры королей-флотоводцев.

Продолжение. Предыдущую публикацию можно прочесть ЗДЕСЬ.

Вернувшись на родину в феврале 1340 года, Эдуард III с первых же дней развил бурную деятельность, предпринимая всевозможные действия для пополнения оскудевшей казны и сбора средств на продолжение войны. Монарху, благодаря своему красноречию, а также талантам дипломата, переговорщика, знатока человеческих душ и опытного менеджера, привлечь на свою сторону парламентское большинство, самых богатых английских купцов и коммерсантов, а также многих влиятельных представителей знати.

Эдуард III, постоянно манипулируя тем доводом, что на кону его королевская честь и состоятельность, дал торжественное обещание никогда и ни при каких обстоятельствах не объединять два своих государства. Он также обещал, что не станет предпринимать какие-либо действия законодательного, религиозного и бытового уровня в пределах Английского королевства от имени французской короны.

В конечном итоге парламент утвердил введение нового налога в размере девятой части от всего имущества каждого жителя Англии. Отныне специальный налог обязали в установленный срок выплачивать и священнослужителей. Лондонские богачи и ростовщики дали согласие на предоставление своему правителю займов на обоюдовыгодных условиях.

Как только деньги потекли в казну, Эдуард III принялся активно за сбор войска и сбор флота, что доставит его армию к берегам союзной Фландрии. В мае деятельный монарх получил крайне тревожные известия о том, что в портах Нормандии собирается большой и мощный вражеский флот. Стало известно о том, что помимо французских кораблей во флотилиях Филиппа VI имелось изрядное число судов, а также флотоводцев и моряков из Кастилии и Генуи.

В те времена понятий о службах внешней и военной разведки не существовало, но шпионы и соглядатаи французского короля трудились исправно, регулярно поставляя сведения о том, что происходило на берегах Туманного Альбиона. Да, и сам Эдуард III не делал тайны из своих ближайших планов и намерений. Не будучи искушенным в вопросах морской стратегии и тактики, тем не менее, король Франции в ответ на готовящуюся агрессию противника стал с той же поспешностью собирать свой флот, как всегда, делая ставку на количественное превосходство.

В своих сборах Филипп VI преуспел гораздо больше чем его визави. К концу мая по сведениям французских и английских средневековых хронистов в гаванях двух портов северного побережья Франции – Арфлёре (сегодня – Онфлёр) и Ле-Кротуа собралось около двух сотен самых разных кораблей и судов. Филипп VI гордо, звучно, патетично и устрашающе для врага назвал свой флот «Великая морская армия».

К тому моменту, когда французская армада покинула берега Нормандии, взяв курс на побережье Фландрии, основные приготовления со стороны Эдуарда III для предстоящего похода были завершены. По различным сведениям средневековых хронистов для высадки во Фландрии и последующего вторжения в северные провинции Франции английский монарх собрал около 16 000 пеших и конных воинов (не считая моряков), а также от 120 до 150 морских судов.

Главный летописец первого этапа Столетней войны – французский средневекового хронист ХIV века Жан Фруассар в свих «Хрониках» сообщает, что английский король собрал, а затем «отчалил с четырьмя тысячами латников и с двенадцатью тысячами лучников»[1]. С данными Фруассара – 16 000 воинов согласны многие и средневековые авторы, и современные историки-медиевисты, но далеко не все.

Так, в анонимной «Хронике Ланеркоста» (лат. Chronicon de Lanercost), описывающей события, происходившие в Северной Англии и Шотландии в 1201-1346 гг., говорится, что английский флот насчитывал 147 судов. Английский хронист Джеффри Ле-Бейкер (Жоффруа Ле Бейкер ) современник начального периода Столетней войны в своем главном труде – «Хроника Англии времён Эдуарда II и Эдуарда III» даёт максимальную цифру, касающуюся численности флота Англии – 260 кораблей.

Британский военный историк Гордон Корриган в своём фундаментальном труде, посвященном Столетней войне, приводит самую подробную и аргументированную раскладку сил английского короля: «…вероятно, флот Эдуарда состоял не более чем из 150 судов. Но часть этого флота (около 50 судов) была необходима для перевозки продовольствия, лошадей и дам – приближенных королевы Филиппы, отправлявшихся за море к своей госпоже. Для перевозки солдат, стало быть, оставалось около 100 кораблей. Стотонный когг мог вместить максимум сто человек (включая двадцать пять членов команды), но в собранном флоте были, наверное, корабли и меньшей грузоподъемности. Тогда, по примерным расчетам, эта армия Эдуарда состояла не более чем из пяти тысяч солдат в соотношении три лучника к двум тяжеловооруженным всадникам»[2].

В первой половине июня 1340 года английский флот, базировавшийся в устье реки Оруэлл, был готов выйти в море. Когда войско Эдуарда III выступило из Суффолка к месту погрузки, монарх получил очередное тревожное известие – «Великая морская армия» была замечена близ порта Слёйс[3], расположенного северо-восточнее Брюгге. Ближайшие сподвижники короля предположили, что французы намереваются в ближайшее время вторгнуться в пределы Англии или стремятся перехватить английский флот на пути к берегам Фландрии.

После недолгих раздумий Эдуард III отменил своё прежнее решение о высадке в районе портов Дюнкерк или Остенде. Король твёрдо решил дать врагу решительный морской бой. Против этой рискованной затеи выступило большинство из военных советников и высших сановников. Даже два наиболее опытных и высокопоставленных адмирала – сэр Роберт Морли и Джон Карббе настойчиво советовали Эдуарду III не ввязываться в генеральное сражение с французской армадой. Более всех отговаривал своего короля Джон де Стратфорд – архиепископ Кентерберийский, главный казначей и канцлер Англии.

Выслушав все доводы представителей своего ближнего круга, Эдуард III грозным и непреклонным тоном произнёс: «Никто, даже архиепископ, не отговорит меня и не предотвратит моё предприятие. Кто боится, пусть остаётся дома. Я отправлюсь в путь без вас!» Испугавшись монаршего гнева, и будучи послушными верноподданными, адмиралы Морли и Краббе пошли на попятный, горячо заверив своего раздосадованного и обозленного короля, что готовы немедленно выйти в море и сразиться с французским флотом. 22 июня английский флот снялся с якоря и направился в сторону Фландрии. Король находился на борту флагманского когга «Томас».

До этого момента французские адмиралы имели возможность надёжно блокировать английские порты, в частности Ипсвич, но они не сделали этого. На протяжении последующих суток французские флотоводцы могли перехватить противника на водах Ла-Манша и дать бой на выгодных для себя условиях, воспользовавшись своим численным преимуществом, но и эта перспективная возможность была упущена.

Многие современные историки, в том числе специалисты по военному флоту, уверены, что в генеральном сражении на открытой воде у «Великой морской армии» были очень высокие шансы на победу. В таком случае 20-тысячная армия Филиппа VI получала блестящие возможности прямого вторжения в Англию, где на суше её ожидало слабое сопротивление и противодействие. История Столетней войны, а может, всей Англии и Франции могла пойти совсем по другому пути, но флотоводцы Филиппа VI своей пассивностью упустили возможность вписать свои имена в плеяду выдающихся военачальников Средневековья.

О том, что представлял собой флот Эдуарда III, обстоятельно и красноречиво повествует английский историк Артур Брайант: «Кроме нескольких королевских небольших суденышек и галер, специально построенных для военных нужд, флот состоял из одномачтовых, однопалубных торговых и рыболовных судов, тоннаж большинства из которых не превышал ста тонн. Реквизированные шерифами прибрежных графств, они должны были быть переоборудованы для военных нужд посредством добавления марсов к мачтам для ведения огня и деревянных надпалубных сооружений на носу и корме корабля под названием "баки" и "юты", из которых лучники и пращники могли метать стрелы, дротики и камни в неприятельские войска и такелаж, а войска осуществить абордаж.

В честь короля они были ярко раскрашены и украшены золотыми львами. Двумя самыми большими кораблями являлись флагман – судно "Томас" и 240‑тонный корабль под названием "Михаил", пожертвованный Райем – одним из Пяти портов. При этом Англия оставалась только второразрядной морской державой. Ее флот был гораздо хуже по сравнению с французской армадой, находившейся у фламандских берегов…»[4].

Главной ударной силой флотилии Эдуарда III были когги. Контр-адмирал Виктор Ананьевич Дыгало – советский писатель-маринист и кандидат военно-морских наук даёт следующее определение средневековому судну типа когг: «это высокобортное, палубное, одномачтовое (позже двухмачтовое) судно с мощным набором корпуса. Характерная особенность коггов – навесной руль и прямые штевни, сильно скошенные к линии киля. Наибольшая длина судна – 30 м, длина по ватерлинии – 20 м, ширина – 7,3 м, осадка – 3 м, грузоподъемность – до 200 т.

Рейковый прямой парус площадью 180-200 м2 поднимался на мачте, составленной из нескольких собранных и подогнанных в единый ствол бревен. Кормовая надстройка (ахтеркастль) была конструктивно связана с корпусом. На ахтерштевне крепилась платформа с зубчатым ограждением. Кормовая площадка занимала около половины длины судна. Под ней располагались помещение, имеющее вход с палубы, и каюты, в бортовых стенках которых иногда прорубались окна. Форштевень заканчивался наклонной мачтой – бушпритом, служившим для растяжки паруса спереди»[5].

Утром 23 июня передовые английские эскадры подошли к фламандскому побережью и увидели вдали – в бухте Слёйс флот противника. Эдуарда III не смутил грозный внешний вид вражеской армады, заслонившей дальнейший путь к фламандскому берегу. Король был хладнокровен, деятелен и преисполнен решимости. Прежде всего, он велел доставить на берег одного из своих священнослужителей, чтобы тот направился в Брюгге, расположенный десятью милями северо-восточнее. Аббату надлежало известить фламандцев о прибытии английского монарха, а главное – уговорить их напасть на французский флот с берега, когда англичане начнут морскую битву.

Следом за духовным лицом на берег высадились три рыцаря-разведчика, им предстояла важнейшая задача – установить максимально точно количество вражеских кораблей и точную дислокацию основных сил французского флота. И аббат, и рыцари, с поставленными задачами справились превосходно. Утром 24 июня жители Брюгге во всю готовились нанести удар в спину французам, а Эдуард III знал, что в бухте Слёйс и близлежащих водах находятся около двух сотен французских, испанских и итальянских судов.

Численность «Великой морской армии» и в средневековых, и современных источниках практически единогласно определяется двумя сотнями кораблей. Что же касается количества воинов, абордажных команд и моряков, находившихся на французских судах, то тут длительное время на веру принимались сведения уже упоминавшегося французского хрониста Жана Фруассара. Он в своих «Хрониках» записал, что во французской флотилии находилось «целых сорок тысяч бидалей, генуэзцев, нормандцев и пикардийцев»[6]. Современные историки-медиевисты считают, что сведения Фруассара завышены в два раза, и на кораблях Филиппа VI находилось около 20 000 человек.

Наталия Ивановна Басовская – доктор исторических наук, профессор, признанный отечественный историк-медиевист и специалист по истории Средних веков Западной Европы даёт следующий комментарий относительно соотношения сил противоборствующих сторон: «В Западной Европе было широко известно, что Филипп VI под флагом подготовки крестового похода сосредоточил у берегов Франции большой флот. Данные хроник относительно его численности противоречивы. Если отбросить крайние преувеличения, то наиболее приемлемой представляется цифра 200 кораблей (французских, кастильских и генуэзских). Английский флот был несколько меньше»[7].

Общее руководство французским флотом осуществляли адмирал Гуго Кирье (Кьере или Кирие) и генерал-капитан морской армии Николя Бегюше. Генуэзскими галерами командовал капитан Эджидио Бокканегра («Черная Борода»), которого французы называли на свой манер – Барбевера (Барбавера).

Примечательно, что Кирье стал адмиралом четыре года назад, будучи ответственным за подготовку кораблей и экипажей, которым предстояла экспедиция в Шотландию. Ни до этого момента, ни после, Кирье, несмотря на свой высокий чин, в плаваниях не был и опыта руководства эскадрами не имел. Он гораздо больше был известен как лихой кавалерист и опытный участник рыцарских турниров.

Николя Бегюше, напротив, был опытным флотоводцем. Под его началом французская флотилия 23 сентября 1338 года у порта Арнемёйден, пользуясь подавляющим численным преимуществом, одержала первую свою морскую победу в Столетней войне. Именно Бегюше руководил наиболее удачными грабительскими рейдами французского флота к южным берегам Англии в 1337-1339 гг.

В начале 1340 года генерал-капитан морской армии предложил своему королю смелый и вполне осуществимый план, направленный на нанесение максимального ущерба морской торговле и экономике Англии. Бегюше намеревался перехватывать на морских караванных путях все английские суда, связывавшие Туманный Альбион с континентальной Европой. Английские грузы и корабли подлежали конфискации, а команду ожидал плен или погибель. Общий замысел своего флотоводца Филиппу VI понравился, но монарх в тот момент был одержим идеей вторжения в Англию, а потому массовое пиратство в отношении торговых английских кораблей отложил на будущее.

В отличие от английской флотилии, основу «Великой морской армии» составляли суда типа неф. Неф (в переводе с итальянского означает «просто корабль») – средневековое деревянное одно- или двухмачтовое торговое и военно-транспортное судно, наиболее характерное для Средиземного моря. Водоизмещение нефа составляло 200-600 т, длина 20-32 м, ширина 6-12 м, осадка 2-3,7 м. Вместимость судна составляла из несколько сотен человек (в среднем – 300-500). Большие нефы вмещали 600-800 человек.

Известный и наиболее авторитетный французский историк-медиевист, архивариус, доктор наук Жан Фавье в своём фундаментальном труде, посвященном эпохе Столетней войны даёт самую лучшую наглядную картину о том, какими боевыми возможностями обладал французский флот:

«Рыбацкое судно или каботажная барка, маленький неф брали на борт сорок-шестьдесят человек, включая экипаж. Это означает, что на борту было два-три простых арбалета, два-три ящика виретонов[8] и болтов. Кораблей такого типа насчитывались десятки, от барки "Богоматерь" мастера Жана Лижье из Абвиля до королевского барго (bargot) "Святой Фирмин».

Большое торговое судно, королевская галера, которых было всего два-три десятка, могли вместить сто, сто пятьдесят или двести человек. Такими были "Святая Екатерина" и "Святой Георгий", принадлежащие королю, "Святой Юлиан" мастера Николя Ас Куллё из Лёра и "Святой Иоанн" мастера Гильома Лефевра из Арфлёра. Такие корабли запросто принимали на борт пять-шесть арбалетов, десятка два штурмовых орудий и доспехов.

Адмиральский корабль "Святой Георгий" вез целый арсенал, часть которого, несомненно, составляла оперативный резерв эскадры: 20 немецких пластинчатых доспехов, 200 павез, 15 заряжавшихся с помощью двух ног арбалетов, 2 арбалета с воротом, 10 оспье (haussepieds) для натягивания тетивы арбалетов, 100 портупей для арбалета, 20 пар латных рукавиц, 1860 длинных стрел (dards) с железными наконечниками, 675 длинных стрел без железных наконечников, 673 толстых и длинных стрелы, 42 копья, 440 наконечников для копий, 997 чеканов с древками, 68 топоров с топорищами…

Личным оружием моряков в большинстве случаев, до появления пушек, было, прежде всего, метательное (trait): легкие и широкие арбалеты, заряжавшиеся с упором на одну ногу, тяжелые арбалеты, заряжавшиеся с помощью двух ног, арбалеты "с воротом" (а tour), натягивавшиеся с помощью ручного ворота. Для абордажа, который должен был последовать за градом виретонов и болтов, воины на борту вооружались копьями с железными наконечниками, топорами и ножами. Не забудем и о защитном вооружении: пластинчатые доспехи, кольчуги, бацинеты[9], бармицы, щиты, тарчи[10], павезы[11]…»[12].

Опытные мореходы из Брюгге также советовали Эдуарду III не вступать в решающее открытое противостояние с французской армадой, имевшей численное преимущество в кораблях. Однако король Англии не изменил своего решения. Утром 24 июня 1340 года в день празднования Рождества Иоанна Крестителя (Предтечи) Эдуард III приказал своим адмиралам и капитанам сниматься с якорей и двигаться в сторону бухты Слёйс.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

[1] - Фруассар Ж. Хроники. 1325-1340 / Пер., сост., предисл., прим. и указат. М. В. Аникиева; Под науч. ред. Ю. П. Малинина. – СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2009. С. 192.

[2] - Корриган Г. Столетняя война. Великое и славное приключение. – М.: АСТ, Neoclassic, 2015 [электронная версия] // Электронная библиотека «Читалка». 2010-2023. URL: https://4italka.su/nauka_obrazovanie/zarubejnaya_obrazovatelnaya_literatura,_zarubejnaya_prikladnaya,__nauchno-populyarnaya__literatura/398166/fulltext.htm [дата обращения 20.05.2023].

[3] - Слёйс (во французских средневековых источниках – Эклюз) – сегодня это город и одноименная община в нидерландской провинции Зеландия, находящаяся на юго-западе современной Голландии. В связи с изменением уровня вод Северного моря, постоянного преобразования прибрежного ландшафта и проведения гидротехнических работ современный Слёйс находится на значительном удалении от береговой полосы.

[4] - Брайант А. Эпоха рыцарства в истории Англии. – СПб.: Евразия, 2001. С. 262.

[5] - Дыгало В. А. История корабля: монография / Ил. Аверьянова М. –М.: Изобраз. Искусство, 1986. – Вып. 1.[электронная версия] // X Legio военно-исторический портал Античности и Средних веков. 1999-2023. URL: http://xlegio.ru/navy/medieval-ships/history-of-shipbuilding/hansa-cog.html [дата обращения 20.05.2023]

[6] - Фруассар Ж. Хроники. 1325-1340 / Пер., сост., предисл., прим. и указат. М. В. Аникиева; Под науч. ред. Ю. П. Малинина. – СПб: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2009. С. 192.

[7] - Басовская Н. И. Столетняя война: леопард против лилии. – М.: Астрель: АСТ, 2010. С. 192.

[8] - виретон – арбалетный болт с оперением по спирали, приспособленный вращаться в воздухе.

[9] - бацинет – вид купольного шлема, представлявшего собой полусферическую каску с кольчужной бармицей (авентайлом). Бацинеты наибольшее распространение получили в XIV веке – в период с 1330 по 1390 гг.

[10] - тарч – маленький круглый и или треугольный щит.

[11] - павеза – высокий овальный или прямоугольный щит, чаще всего применяемый арбалетчиками.

[12] - Фавье Ж. Столетняя война / Пер. с франц. М. Ю. Некрасова. – СПб.: Евразия, 2009. С. 89.

ПОЛНОСТЬЮ ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ ЦИКЛА «Хроники Столетней войны» МОЖНО ПРОЧЕСТЬ ЗДЕСЬ:

Часть 1-я. Спор за вакантную французскую корону.

Часть 2-я. Последние приготовления и кампания 1338 года.

Часть 3-я. Осторожная проба сил.

Часть 4-я. Большие манёвры королей-флотоводцев.

Часть 5-я. Морская битва при Слёйсе.

Часть 6-я. Упущенные шансы и нереализованные возможности.

Часть 7-я. Противостояние продолжается.

Часть 8-я. Кампания 1346 года: английское вторжение в Нормандию.

Часть 9-я. Кампания 1346 года: осада Кана.

Часть 10-я. Кампания 1346 года. От Нормандии до Пикардии: опустошительный английский марш.

Часть 11-я. Кампания 1346 года: путь к Креси.

Часть 12-я. Битва при Креси. Французская армия.

Часть 13-я. Битва при Креси. Войско Эдуарда III.

Часть 14-я. Битва при Креси: численность английской армии.

Часть 15-я. Битва при Креси: численность сил Филиппа VI.

Часть 16-я. Битва при Креси. Сумбурный пролог.

Часть 17-я. Битва при Креси. Английские лучники против генуэзских арбалетчиков.

Часть 18-я. Битва при Креси. Триумф английского длинного лука.

Часть 19-я. Битва при Креси. Апофеоз рыцарской отваги и самопожертвования.

Часть 20-я. Битва при Креси. Итоги и последствия.

Часть 21-я. Осада Кале.

Часть 22-я. Совсем не мирное перемирие.

Часть 23-я. Новая стратегия английского короля.

Часть 24-я. Кампании Чёрного принца. Разорение Южной Франции.

Часть 25-я. Кампании Чёрного принца. Испытания на прочность.

Часть 26-я. Битва при Пуатье. Схватка кузенов неизбежна.

Часть 27-я. Битва при Пуатье. Стихийное начало или призраки Креси.

Часть 28-я. Битва при Пуатье. Атака обречённых.

Часть 29-я. Битва при Пуатье. Закономерный финал.

Часть 30-я. «Vae victis».

Часть 31-я. Злоключения Иоанна II Доброго.

Часть 32-я. Франция у края пропасти.

Часть 33-я. Последняя кампания Эдуарда III или заветные мечты сбываются.

Часть 34-я. «Le Roi est mort, vive le Roi»!

Часть 35-я. Франция поднимается с колен.

Часть 36-я. Последний поход Чёрного принца.

Часть 37-я. Кризис английской стратегии и ратные доблести Бертрана Дюгеклена.

Часть 38-я. Кульминация битвы за Аквитанию.

Часть 39-я. Завершение великой эпохи.

Все изображения, использованные в статье, взяты из открытых источников яндекс картинки https://yandex.ru/images/ и принадлежат их авторам. Все ссылки, выделенные синим курсивом, кликабельны.

Всем, кто дочитал эту статью, большое спасибо! Отдельная благодарность всем, кто оценил изложенный материал! Если Вы хотите изложить свою точку зрения, дополнить или опровергнуть представленную информацию, воспользуйтесь комментариями. Автор также выражает искреннюю признательность всем, кто своими дополнениями, комментариями, информативными сообщениями, конструктивными уточнениями, замечаниями и поправками способствует улучшению качества и исторической достоверности публикаций.

Если Вам понравилась статья, и Вы интересуетесь данной тематикой, а также увлекаетесь всем, что связано с военной историей, то подписывайтесь на мой канал! Всем удачи, здоровья и отличного настроения!




Новости
Резонанс