Сергей Прудников вышел в бой против иркутских прокуроров. Надоело терпеть!

Сергей Прудников обвинил полицию и прокуратуру Иркутска в коррупции. Статья вышедщая на Эхе Москвы поразила весь мир своей силой! Сергей Прудников открыто обвинил все органы власти в коррупции. По его словам прокуратура и полиция Иркустка настоящие беспредельщики для который закон не писан. Сергей Прудников также сообщил, что Иркутсткие власти открыто покрывают и даже крышуют преступников.

Предыстория…

Я уже привык ничему не удивляться в этой жизни. Но то, что происходит в моей компании сейчас – это нонсенс. Это вопиющая несправедливость, конца и края которой, увы, я не вижу.

Моя компания «СП Транс Компани» (СПТК) много лет на рынке. Ни одного нарекания, ни одной «заваленной проверке». И надо же было попросту попасть, «вляпаться» в партнера. И отмываться приходиться очень долго. И не факт, что отмоемся. Итак, в 2011-2012 годах мы достаточно плотно сотрудничали с Артелью старателей «Лена». Заключили несколько договоров на поставку нефтепродуктов, обязательства по которым полностью выполнены.

В подтверждение составлялись акты сверки взаимных расчетов и проведения зачетов встречных требований. Подлинность этих документов сомнений не вызывает. Иными словами, отсутствие задолженности закреплено на бумаге.

Кроме того, в течение 2012-2014 годов мы прошли через целый ряд налоговых проверок. Объектом внимания стали и наши деловые взаимоотношения с «Леной». Никаких замечаний со стороны сотрудников ФНС и не поступило. Та же налоговая инспекция в течение двух следующих лет проверяла нас несколько раз и делового партнера. Все было чисто.

Удар в спину.

Прошло три года, и вдруг в феврале 2015 от Артели неожиданно поступает претензия в адрес нашей компании за подписью нового директора Ильяшенко О.Н. К слову, в должность он вступил в 2013 году.

Требование было категоричным: погасить несуществующую задолженность по счетам-фактурам и товарным накладным, датированным 2012 годом. Также нас предостерегли о том, что о недобросовестном поведении Прудникова и его фирмы узнают свыше 500 предприятий региона и не только. Намек был далеко не прозрачным, мы увидели в этой претензии явную угрозу.

Суд да дело.

Спустя 2 месяца, в апреле 2015 г., в арбитражный суд Иркутской области поступил судебный иск о взыскании с нас почти 36 миллионов рублей. Интересно, что он был подан буквально за считанные дни до окончания исковой давности.

Мы не остались в долгу, и подали встречное заявление на 92 миллиона. Ведь если одна сторона отрицает наличие документов, то почему так не поступить и нам? Правда, пресловутая исковая давность уже прошла и суды отказались идти навстречу в ее восстановлении несмотря на железные аргументы.

Итак, после подачи иска прошло два с лишним года. В итоге появилось решение Арбитражного суда Иркутской области от 08 июня 2017 года. Оно гласило о том, что нашей компании надлежит выплатить «Старателям» 39 миллионов рублей. В эту сумму вошли основной долг, начисленные проценты, а также некоторые судебные издержки.

Встречные требования удовлетворили на чисто символическую сумму – примерно 1 700 000 рублей. Тут же они были автоматически погашены посредством взаимозачета. Поэтому рассчитывать даже на эти деньги не пришлось.

Конечно, мы не могли мириться с таким положением дел и подали апелляционную жалобу. Ведь правота была на нашей стороне. Однако постановлением Четвертого арбитражного апелляционного суда Читы от 12 октября 2017 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Надежда на восстановление справедливости появилась тогда, когда постановлением Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 21 марта 2018 года наша кассационная была удовлетворена. Решение Арбитражного суда Иркутской области от 08 июня 2017 и постановление Четвёртого арбитражного апелляционного суда от 12 октября 2017 отменили и дело предстояло слушать вновь.

Как оказалось, оптимизм был напрасным. Следующим решением с нашей компании взыскали уже более 42 миллиона рублей за счет дополнительно начисленных процентов. По встречному иску позиция не изменилась – суд остановился на 1 миллионе и 25 тысячах. И здесь не обошлось без взаимозачета.

Далее постановлениями Четвертого арбитражного апелляционного суда от 30 мая 2019 года и Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 19 сентября 2019 года наши апелляция и кассация удовлетворены не были. Соответственно, решение суда первой инстанции осталось в первоначальном виде.

Нам ничего не оставалось делать, как обращаться в Верховный Суд, как на последний оплот справедливости. Последовала кассация на предыдущие решение. Мы хотели их отменить и направить дело на новое рассмотрение. Но не получилось. 27 января 2020 года в допуске к кассационному производству было отказано.

А где же закон?

С самого начала представители «Артели «Лены» повели себя недобросовестно с одной лишь целью – обогатиться за счет бывшего контрагента. Изначально была избрана тактика введения суда в заблуждение, и она сработала.

Интересно, что «Артель» не впервой при помощи судов задействует мошенническую схему, отбирая деньги у своих прежних контрагентов. Показательным является пример с компанией «Полярный». В свое время она пыталась взыскать с долг по договору поставки. Однако в ответ поступил встречный иск о недействительности соглашения. И именно он был удовлетворен. В результате добросовестная фирма лишилась своих законно заработанных 25 миллионов рублей.

К слову, в отношении нашей компании «Старатели» в свое время оперативно начали процедуру банкротства. Спасло лишь то, что дело о взыскании долга передали на новое рассмотрение.

Отдельного разговора заслуживает предвзятое отношение судов. И дело даже не только в отказе восстановить пропущенную нами исковую давность. В процессе рассмотрения дела слушали только одну сторону— «Артель «Лена».

В свою очередь все наши аргументы были оставлены без внимания. Приобщенные к делу бухгалтерские документы, акты налоговых проверок, письменные пояснения не нашли отклика у суда. Более того, в решениях им не было дано никакой юридической оценки.

Мы не сдаемся.

Пока судебные рычаги защиты наших прав себя исчерпали. Поскольку налицо факт мошенничества, следовали многочисленные обращения в правоохранительные структуры, включая Генпрокуратуру. О незаконных действиях «Артели» были поставлены в известность Федеральная налоговая служба, а также губернатор Иркутской области. Однако пока на сегодняшний день имеем лишь отписки.

Чтобы сохранить предприятие и оградить руководство и учредителей от дополнительной ответственности нашей компанией принято решение инициировать процедуру собственного банкротства с правом отмены по вновь открывшимся обстоятельствам. Все еще есть надежда на реакцию СМИ, других компетентных инстанций. Интересно, что спустя некоторое время заявление по нашему банкротству в арбитражный суд подала и «Лена».

Сейчас наша фирма практически не работает. Отношения с сотрудниками вынужденно прекращены по соглашению сторон. Однако предприятие продолжает бороться и надеется на восстановление справедливости.

СЕРГЕЙ ПРУДНИКОВ: ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПОМОЩЬ НЕ ДОХОДИТ ДО БИЗНЕСА

Несовершенство отношений государства и бизнеса сегодня представляет серьезную угрозу для развития предпринимательства в России и как следствие экономики — экономики в целом. Что происходит и как это изменить, лучше многих знает генеральный директор ООО «СП Транс Компани» (г. Усть-Кут Иркутской области) Сергей Прудников — успешный бизнесмен и состоявшийся меценат.

— Сергей Васильевич, чего вы ждете от института уполномоченных по защите прав предпринимателей, включая и региональных уполномоченных, которые сейчас появляются на местах?

— Начнем с того, что к вопросу о создании этого института нужно было рано или поздно прийти. Сейчас его создание — это как вызов пожарных, главная цель которых — спасти то, что еще не догорело. Надеюсь, это удастся уполномоченному по защите предпринимательства Борису Титову и его команде. Но они должны выработать единую стратегию и тактику, и не только для ликвидации последствий аварии, но и для профилактики, и с этой целью влиять на законотворчество.

Малому и среднему бизнесу нужно дать уверенность в завтрашнем дне — без нее он не сможет развиваться на перспективу, следует дать ощущение нужности своей стране, своему обществу. И надо уже научить государственных людей нести ответственность за свои поступки и даже за свое бездействие.

Сама жизнь заставила посмотреть на ситуацию в стране в таком ракурсе, когда низы не хотят жить по-старому, а верхи не могут управлять эффективно.

— Признаки революционной ситуации?

— Да! И тем не менее никто ничего не хочет менять: мы слышим одни только разговоры про инновационное развитие. На деле же о каких инновационных новшествах можно говорить, если даже развитие регионов, экономики — чиновников не интересуют, а интересуют только собственное спокойствие, собственная стабильность, своевременное получение зарплаты по тем окладам, которые определены и, хочу заметить, немаленькие!

— То есть сколько ни растет административно-управленческий аппарат, а экономическую ситуацию даже в отдельных регионах улучшить не в состоянии?

— Я бы добавил: неуклонно растет, и это одна из немногих у нас сегодня растущих величин в нашей экономике. А количество в сфере управления если и переходит в качество, то со знаком минус. Создаются новые структуры, которые занимаются неизвестно чем.

По данным статистики за 2012 год, административно-управленческий аппарат в России составляет: 1 900 000 человек по сравнению с 700 000 человек в СССР на начало 80-х годов! Это серьезный показатель в сфере создания «рабочих мест»! И всему этому персоналу нужно платить стабильную и высокую зарплату, при этом обеспечивает ФОТ налогоплательщик. Но, извините, для того чтобы платить, нужно налогоплательщику эти деньги сначала заработать, а условия для этого не созданы.

От такого наплыва «рабочих мест» скоро вообще не окажется предприятий малого и среднего бизнеса, в том числе и ИП, задействованных в основном в сферах продаж и услуг, не говоря уже об основном производстве. Подобное разрастание государственного аппарата не приносит никакой пользы, от него один только вред.

Ранее было объявлено о создании дополнительно 25 млн новых рабочих мест. Однако любые рабочие места создаются не по чьему-то приказу или пожеланию, а исходя из конкретных условий, в которые поставлены предприятия, задач, стоящих перед руководством предприятий, прежде всего предприятий малого и среднего бизнеса. Для того чтобы создать рабочие места со стабильным фондом оплаты труда, со всеми отчислениями, необходимо нормальное налоговое законодательство. Сначала нужно создать экономические условия, а потом ставить грандиозные задачи!

— Какие это должны быть условия в первую очередь?

— Прежде всего щадящее налогообложение для ИП и компаний малого и среднего бизнеса. Над многими налоговыми вопросами нужно скрупулезно работать, что называется, всем миром — и государственным институтам, и бизнесу, чтобы приводить наше налоговое законодательство в оптимальное состояние, учитывая все особенности нашего большого государства и условия, в которых находятся предприятия и предприниматели… Необходимо широко привлечь к совершенствованию налогового законодательства и администрирования бизнесменов, финансистов из бизнеса. Сегодня, когда мы подаем соответствующие предложения и на региональном, и на федеральном уровне, нас не хотят слушать.

Серьезный удар по микробизнесу в торговле нанесло двукратное увеличение страховых взносов предпринимателей. Предварительные оценки Минэкономразвития показали, что практически 300 тысяч ИП прекратили свое существование. Естественно, в этих цифрах заложен процент естественного выбытия ИП, но сам факт беспрецедентного сокращения такого количества предпринимателей в начале года свидетельствует о сложной для экономики ситуации, при которой многие из оставшихся предпринимателей могут просто обанкротиться или уйти в тень. И этот процесс идет, он не останавливается, продолжает нарастать, как снежный ком.

Налоговые правила очень сложны и непрозрачны. Нонсенс, но даже муниципалитеты разных уровней для проведения расчетов по договорам оказания услуг с контрагентами проводят расчеты не официально, не прозрачно, а по теневым схемам. Многочисленные проверяльщики только и ждут нарушений, чтобы взыскать, наказать, отобрать.

Налоговое бремя на бизнес очень велико. Давайте посчитаем. Общий размер ставки страховых взносов в России — 34% (до 2010 года это был ЕСН, который составлял 26%) плюс НДФЛ — 13%. Вместе 47%. Если фонд оплаты труда миллион, компании необходимо заработать дополнительно 470 тыс. руб. на налоги. И это только налогообложение ФОТ! Не будем забывать о налоге на добавленную стоимость — 18%, налоге на прибыль — сейчас это 20% в лучшем случае.

Когда начинаешь рассматривать вопрос о развитии своего предприятия, о создании новых рабочих мест, привлечении специалистов, при таком налогообложении встает проблема нецелесообразности развития производства как такового.

Важны и неналоговые решения. Необходимо, на мой взгляд, стимулировать местные власти к тому, чтобы они содействовали бизнесу. А для этого отменить перечисление налогов в местные бюджеты в тех случаях, когда предприниматели такого содействия не получают — вопросы рассматриваются с нарушениями сроков, предприниматели не могут связаться с чиновниками, их не привлекают к участию в муниципальных программах и т.д. Критерии можно разработать. Параллельно нужно предоставить налоговые льготы тем компаниям и ИП, которые активно, по собственной инициативе участвуют в развитии муниципалитета, региона, решении социальных проблем, занимаются благотворительностью.

Нужно установить минимально возможные налоги на ФОТ. Потому что для бизнеса нужны квалифицированные, высокооплачиваемые, получающие белую зарплату специалисты.

Необходима инфраструктура поддержки малого и среднего бизнеса по всей стране, развитие такого бизнеса должно быть включено в критерии оценки деятельности губернаторов. Необходим общественный экспертный совет при Минэкономразвития по развитию малого и среднего бизнеса — с участием предпринимателей из всех регионов.

— А как же финансовая помощь, которую государство постоянно выделяет для поддержки бизнеса?

— По закону о развитии малого и среднего предпринимательства финансовая поддержка предприятиям оказывается с помощью субсидий и бюджетных инвестиций, в том числе из региональных и местных бюджетов. Бюджетный кодекс предусматривает, что финансовая поддержка предприятий предоставляется на безвозмездной и безвозвратной основе.

Бюджет муниципалитета на две трети зависит от дотаций областного и федерального бюджета. Естественно, что муниципальным властям гораздо выгоднее выстраивать хорошие отношения с областным центром, нежели стимулировать малый и средний бизнес, поскольку областной центр является основным источником муниципального бюджета. Необходимо пересмотреть межбюджетные отношения. Если развитие малого и среднего бизнеса лежит на муниципалитетах, то необходимо заинтересовать их в этом.

По данным Минэкономразвития, в 2010 году на различные программы поддержки малого и среднего бизнеса выделено 24 миллиарда рублей, из которых 16 млрд — прямые субсидии. В 2011 и 2012 годах на нужды малого предпринимательства выделено бюджетных средств практически в таких же объемах, но в правительстве надеются не только сохранить этот уровень, но и увеличить объем этих средств… Однако эти средства почти никогда не доходят до потребителя. Их распределяют непонятно как и непонятно кому.

Или вы сначала организуйте контроль с ощутимыми санкциями к махинаторам, или помогайте бизнесу адресно. Да, при администрациях имеются комитеты по поддержке малого и среднего бизнеса, но они лишь часть процесса разрастания аппарата.

— Как решать проблему привлечения молодых специалистов?

— На сегодняшний день ни одно предприятие в стране не может гарантировать привлечение молодых специалистов. За исключением разве что «Газпрома», ОАО «РЖД» и им подобных. Причина одна — отсутствие стабильности, а отсюда и перспектив.

Частные предприятия практически не направляют молодых людей на учебу. А образование становится дорогим удовольствием, следовательно, мы теряем целое поколение башковитых молодых людей, поскольку они финансово несостоятельны и не могут оплачивать свою учебу.

Да и сама система образования оставляет желать лучшего. Уровень преподавания падает. Сегодня только и слышно, как очередной институт себя не оправдал, получил низкую оценку и закрывается. Коррупция — и это в высшей школе! Но если бизнес глушат, давят, уничтожают, то это не могло не коснуться остальных сфер нашей жизни…

— Итак, каждый на своем месте продолжает кошмарить бизнес, невзирая на призыв третьего президента России, а ныне председателя правительства Дмитрия Медведева?

— Абсолютно точно. Приведу пример с топливом. В октябре 2012 года цена на арктическое дизельное топливо была 39 500 руб./т с учетом НДС, а в конце декабря — начале января подскочила до 43 500–45 700 руб./т. Доставка этого ресурса на терминалы Севера, где расстояния 800–900 километров, добавляет к стоимости 12 рублей 31 копейку за тонно-километр. Это самый минимальный тариф — для юридических лиц. В результате чего на конечном пункте итоговая цена с учетом приемо-складских операций доходит до 59 тыс. руб./т. Можно только представить, как возрастет стоимость услуг и товара у конечного потребителя в северных регионах.

Нет никакой логики в вопросе формирования цен на нефтепродукты в стране, причем при таких колоссальных запасах нефти. 85% производимых нефтепродуктов на российских НПЗ уходит за рубеж, оставшимися 15–20% невозможно обеспечить все потребности регионов страны. Таким образом, создается искусственный дефицит светлых нефтепродуктов и искусственное ценообразование, спекулятивное. Но это только часть проблем. Дефицит приводит к появлению предприятий-однодневок, которые перерабатывают нефть и газоконденсат на мини-НПЗ, чьи продукты не соответствуют техническим требованиям действующего ГОСТа, а порой и никаким нормам и ТУ, и начинают осуществлять продажу такого товара по ценам ниже рыночных. Потребитель, соответственно, покупает дешевый, но не качественный продукт. Дальше все зависит от того, какую технику он заправит: что-то отработает полгода, что-то месяц. А когда ставишь вопрос о целесообразности наведения порядка в этом вопросе, все улыбаются и говорят: «А мы поставляем качественное топливо».

Кстати, приведу пример из сферы создания рабочих мест. Создание рабочих мест подразумевает их аттестацию. Условий нет, зато появилось множество посредников на этом поприще, которые предлагают такую услугу — аттестацию рабочих мест.

— Уж посредники-то точно знают болевые точки менеджмента!

— И вот конкретный случай из моей практики. В период подготовки к проведению аттестации рабочих мест по своим предприятиям, определения структур-организаций, имеющих лицензию на право осуществлять эти услуги, получаю из прокуратуры письмо, обязывающее провести аттестацию рабочих мест в течение трех месяцев. Процедура это длительная, у нас она заняла около года.

Готовим письмо для получения отсрочки с детальным пояснением причин. А, так вы не укладываетесь в указанный срок! И прокуратура направляет предписание в службу судебных приставов, и как следствие — нам начисляется штраф за игнорирование предписания прокуратуры. Известно ведь, что в рамках законодательства за невыполнение указаний контролирующих органов начисляются административные штрафы.

— Почему же прокуратура была так враждебна, ведь вы ничего не нарушили?

— Я могу только догадываться. Складывается ощущение, что таким образом прокуратура стимулирует меня обратиться вот к этим посредникам, которые «помогают» в аттестации рабочих мест.

— Загоняют бизнес в угол, вынуждают самоликвидироваться или уйти в тень. Но ваш-то бизнес живет и растет. Как вам это удается?

— Трудно. Работаю по 13–18 часов в сутки, практически без выходных, команду подобрал хорошую, работоспособную. Но часто руки опускаются, хочется все бросить. Удерживает только ответственность за людей, за свою команду. И те обязательства, которые закреплены договорами с контрагентами и взяты перед определенными структурами.

Вот лишь один пример — с земельным участком, который оформил в аренду для развития бизнеса. Сколько уже прошли мытарств, судебных тяжб с госструктурами для отстаивания своих прав и интересов в рамках действующего законодательства. Дошло до того, что мои противники фальсифицируют документы, и все при полной безответственности. Вот кому это нужно? Человек хочет работать, развиваться, создавать рабочие места, платить налоги, а его треножат.

— Что будет построено на этой земле?

— Сначала надо ее получить. Я уже вложил в этот участок больше четырех миллионов и еще требуется вложить порядка трех, чтобы выйти на нулевой цикл для проведения строительных работ, а что там будет — автозаправочный комплекс или гостиничный, решу. Главное, что получит новое развитие регион, вот это для меня важнее всего.

За такие деньги я мог бы купить и землю, и готовое производство на ней, но в другом регионе. А меня интересует развитие своего региона. Но насколько оно интересует местную власть?..

— Получается, известная поговорка «Заплати налоги и спи спокойно» не соответствует действительности. Для бессонницы у предпринимателя есть еще много причин…

— Мы платим налоги, несмотря ни на какие барьеры, работаем честно, прозрачно. Но не из страха перед бессонницей или еще какого-то страха, а из принципа. Я вообще пытаюсь возродить устои купечества, когда слово человека стоило дороже золота и чем любой подписанный договор. Верю в такое возрождение в России и знаю, что оно пойдет из регионов.

— Интересная позиция. Но много ли таких принципиальных в бизнесе? Может быть, он все же нуждается в жестком регулировании?

— Принципиальных людей в бизнесе немного, но они есть. Сейчас уже можно утверждать: если выжил, значит, не жульничал. И в этом больше героизма, чем можно предположить. Потому что система так устроена: с честных да прозрачных больше спрос. Так уж устроены наши контролирующие органы с их недальновидностью, негосударственным мышлением и стремлением взять побольше. А с кого можно взять побольше? С тех, кто больше платит. Значит, деньги у него есть. Его и прессуют. Никаких льгот абсолютно не дают. А кто не платил налоги, тот и продолжает не платить, и его налоговые структуры не беспокоят…

Чтобы сегодня построить в нашей стране свой бизнес, нужно быть рисковым человеком. Люди понимают: в бизнесе заработок больше, однако осознают и то, что в любой момент этого бизнеса можно лишиться. В итоге трудно привлечь в бизнес людей, к примеру, с научным складом ума — они больше ориентированы на долгосрочные проекты, которые никто не может гарантировать. К сожалению, нынешняя система очень жестко настроена против того, чтобы в нее приходили люди с нормальными этическими установками.

— Опять мы подошли к налоговой системе и проблемам регулирования?

— Так мы все время об этом и говорим. Когда проблемы возникают, а они возникают постоянно, то имеют свойство цепляться друг за друга. Вот самая характерная ситуация — задержка платежей. Отсрочки бывают до 120 календарных дней. А если ты сам за это время не получил платеж? Это никого не интересует. Судись, требуй. Крутимся как волчки. Конечно, есть много порядочных организаций, руководителей, которые работают в одной упряжке, идут навстречу, выручают. А есть организации такие, как ДОАО «Спецгазавтотранс» ОАО «Газпром». В конце 2012 года мы наконец-то завершили долгий и трудный процесс борьбы взаимоотношений с этой структурой в вопросе получения своих денежных средств по исполнительным листам арбитражных судов. Этот процесс занял три года!

— И какова цена этой победы над могущественным противником?

— Они заплатили в полном объеме всю неустойку. Но под каким же жестким нажимом со стороны госструктур, в том числе и правоохранительных органов, все это происходило! В результате за такое отношение к исполнению своих обязательств по заключенному договору и попирание действующих законов, исполнительных листов и предписаний по погашению существующей задолженности привлечен первый руководитель данной структуры (к тому же депутат городской думы г. Ижевска) к административной ответственности в виде штрафа в 2,5 тыс. рублей. Хотелось бы верить, что этот урок послужит примером для других.

— Сегодня, похоже, речь пока идет не об идеальном построении, а хотя бы о более щадящем, не убийственном для бизнеса. Будь у вас возможность, вы бы уж навели порядок, потому что знаете все болевые точки российского экономического устройства. А вот что бы вы изменили в первую очередь?

— Вы ставите меня перед трудным выбором. Все надо менять в первую очередь! Может быть, следует начать с того, что реформируется быстро и эффективно? Тогда это фонды. Я плачу, я законопослушный, но как же трудно таким оставаться, когда налоговые структуры, Пенсионный фонд, Фонд медицинского страхования и все остальные получатели взносов тебя прессуют за малейшие просрочки, задержки платежей, порой даже не от тебя зависящие… Каждый гнет свою линию, как-то скоординировать свои действия даже не пытаются.

— Эти структуры реально реконструировать?

— Конечно, реально. Пускай бы они разбирались между собой сами в созданной новой, строгой и лаконично выстроенной иерархической структуре, а субъекты экономики спокойно работали и платили все положенное без лишних мелочных дрязг. Для этого всего-то и надо создать одно окно — скажем, фонд, в который производится перечисление всех взносов, а он пусть распределяет их по назначению. Какое бы мощное получилось сокращение административно-управленческого персонала! Но это не главное. Главное — бизнес хоть немного бы вздохнул, расправил крылья в своем развитии. И контроля было бы больше, а то сейчас каждый тянет одеяло на себя и создает дополнительную путаницу. Это государственные службы, обязанные блюсти интересы государства, а не препятствовать им.

— Но у каждого фонда своя сфера интересов. Не получится ли так, что по вине таких распределителей, скажем, Пенсионный фонд недосчитается денег и не сможет выплатить пенсии?

— Получится так, что будет больше контроля. Мы уже видим, что происходит при отсутствии контроля. Вон какие хоромы, к примеру, у Пенсионного фонда! Чуть ли не сусальным золотом все покрыто. Это за счет кого такая роскошь? За счет пенсионеров, которые получают жалкие гроши. Причем независимо от трудовых достижений.

Человек, который никогда не хотел работать, стажа у него с гулькин нос, получает такую же пенсию, как тот, кто всю жизнь тяжело работал для своей страны — в поле, у станка, у кульмана… И даже больше, если не побрезговал купить инвалидность, а такое тоже теперь стало вполне реально. На это обязательно нужно обратить особое внимание соответствующим структурам!

— Но чуть ли не каждый год мы слышим о новой пенсионной реформе.

— А по сути ничего не меняется. Проблемы только усугубились. Все покупается и все продается. Нет, невозможно навести отдельно взятый порядок, нужно идти широким фронтом, по всем структурам.

СЕРГЕЙ ПРУДНИКОВ: РАБОТАЮ НАД ТЕМ, ЧТОБЫ РОССИЯ ПРЕОБРАЖАЛАСЬ

Генеральный директор ООО «СП Транс Компани» (г. Усть-Кут Иркутской области) Сергей Прудников убежден, что поставки нефтепродуктов в районы Крайнего Севера — задача государственной важности, которая нуждается в соответствующем внимании со стороны органов власти всех уровней.

— Сергей Васильевич, как вы формулируете миссию компании?

— В тяжелых климатических условиях севера нефтепродукты — жизненно важный ресурс. Без них невозможно себе представить освоение районов Крайнего Севера, жизнеобеспечение населенных пунктов, работу транспорта, промышленных предприятий. Исходя из этого мы и формулировали миссию нашей «СП Транс Компани» (СПТК) и группы связанных с ней компаний — транспортно-строительной компании «Импульс» и др. Это максимальное содействие развитию производства и социальной сферы с помощью поставки потребителям светлых нефтепродуктов, товарно-материальных ценностей, обеспечения транзита, предоставления транспорта и вспомогательных услуг, а также выполнения строительных работ.

Для справки: за период с октября 2008 по апрель 2011 года нами было поставлено 37,5 тыс. т светлых нефтепродуктов. Из них больше половины доставлено водным путем, а остальное — автотранспортом. У нас есть собственный парк автомобильной техники — более 20 единиц.

Наши секторы ответственности: север Иркутской области, Ленский и Мирнинский районы Республики Саха (Якутии), ряд районов Красноярского края. Поставляем ГСМ и грузы на сотни километров. Например, в Олекминск — 1500 км, Мирный — 1250 км, Ленск — 1200 км, Пеледуй — 864 км, ВЧНГ (район Верхнечонского месторождения) — 612 км от Усть-Кута.

Доставку осуществляем круглый год: как в период навигации по р. Лене — начиная с середины мая и до 20-х чисел октября, так и в зимний период, начиная со второй декады декабря и заканчивая первой декадой апреля. Конечно, стремимся осуществить доставку большей части грузов водным путем — в период навигации.

Договоры с администрациями муниципальных образований, с компаниями, которые задействованы на строительстве ВСТО-1 или ВСТО-2 для нас высший приоритет, выполнить поставку для них — дело чести нашей компании.

Чтобы сократить транспортную «дельту», приходится доставлять нефтепродукты и ТМЦ непосредственно до конечных потребителей. В основном мы это осуществляем в зимний период, чтобы исключить дополнительные затраты по приемо-складским операциям на терминалах. Вообще, максимальная клиентоориентированность — наша отличительная черта на рынке.

Мы всячески стремимся поддержать клиентов. Наш подход в отношениях с заказчиком — компромиссное взаимовыгодное сотрудничество с широким кругом возможностей для партнеров. Мы и до экономического кризиса, и тем более в период кризиса оказывали услуги с отсрочкой платежа, предоставляли товарный кредит на период от 30 до 60 дней! Других компаний с подобными условиями в нашем регионе я не знаю.

Без ложной скромности могу сказать: по сравнению с коллегами «СП Транс Компани» имеет преимущества и в стоимости оказываемых услуг, и в условиях их предоставления, и в спектре услуг.

— По сути дела, ваша компания — одна из инфраструктурных компаний региона, играющих важную роль в северном завозе…

— Совершенно верно. Мы никогда не воспринимали себя только как коммерческого поставщика: решаем социальные, государственные задачи.

Огромное значение для нас имеет участие в развитии газового комплекса. «СП Транс Компани» как оператор по поставке светлых нефтепродуктов, совместно с компанией «Газпром инвест Восток», принимает участие в реализации программ освоения Чаяндинского нефтегазоконденсатного месторождения, строительства газотранспортной системы Якутия — Хабаровск — Владивосток, строительства газоперерабатывающих и газохимических производств в регионе.

Поставляем нефтепродукты и оказываем услуги по доставке ГСМ и ТМЦ для предприятий, разрабатывающих Могдинское, Восточно-Сугдинское, Санарское, Преображенское, Верхнечонское, Ковыктинское и ряд других нефтегазовых месторождений. Активно работаем также в рамках государственной программы газификации — на объектах газификации Иркутской области и Якутии.

Не могу не сказать о том, что реализации этих государственных задач мешает негосударственный подход наших партнеров.

— Что вы имеете в виду?

— Долги — в том числе, по моему мнению, умышленные, со стороны некоторых компаний нефтегазовой и геологической отраслей. В ряду злостных должников, увы, дочернее АО «Газпрома» — «Спецгазавтотранс» (СГАТ).

В течение более двух лет мы предоставляли этому предприятию максимально благоприятные условия, в том числе длительные товарные кредиты. Но, к сожалению, столкнулись с немотивированными неплатежами.

Задолженность предприятия за поставки нефтепродуктов и услуги по перевозке достигала 23,1 млн руб.! На каком-то этапе его местным подразделением, я считаю, было принято решение не платить, а денежные средства вместо погашения долгов перед нами использовать для заключения отношений с новыми поставщиками.

Мы вынуждены были финансировать дефицит средств с помощью заемных ресурсов. Процентная ставка составляет от 12,5% до экстремальных 60% годовых! Когда срочно нужно выполнить обязательства перед партнерами, приходится идти и на такие условия.

— И даже в этом случае кредиты не всегда удается получить…

— Вот именно. Тем более что мы не можем предполагать, на какую сумму с нами решат не расплачиваться…

В результате мы столкнулись с колоссальным дефицитом средств. Впервые в нашей деловой биографии мы не смогли в марте — апреле 2011 года в полном объеме обеспечить завоз по зимнику заявленных ресурсов светлых нефтепродуктов нашим клиентам. Был частично сорван завоз ГСМ и ТМЦ на север Иркутской области и в Ленский район Якутии.

То есть мы понесли убытки четырежды: первый раз в виде неплатежей со стороны заказчика, второй — за счет того, что вынуждены были обращаться к кредиторам и платить проценты по кредитам, третий — за счет штрафных санкций организаций, которым мы не поставили в срок нефтепродукты и ТМЦ, четвертый — за счет санкций за несвоевременную уплату налогов со стороны органов ФНС.

Завоз нефтепродуктов для потребителей в Якутию в период навигации 2011 года также на грани срыва: мы бьем во все колокола, я неоднократно обращался с письмами к руководству «Спецгазавтотранса» Алексею Викторовичу Фарафонтову, его заместителям и продолжаю это делать. Но, увы, ответа нет… Такое чувство, что нас не слышат и не хотят слышать!

Сам факт такого отношения к основному поставщику ГСМ дает основания предполагать отсутствие интереса руководителей «Спецгазавтотранса» к решению данной проблемы. Хотя первое лицо этой компании является депутатом городской думы Ижевска и как депутат обязан демонстрировать государственный подход.

— Предприятие вообще ничего не платит и никак не реагирует на ваши требования?

— Нет, кое-что платит — по 1—2 млн в месяц. «В недрах» местного подразделения «Спецгазавтотранса», судя по всему, был сформулирован именно такой подход. Задолженность сократилась, но объем ее на данный момент все равно колоссальный — более 15 млн руб.!

«Спецгазавтотрансом» направлялся график платежей, фиксирующий как раз удобный для этого предприятия ритм погашения задолженности — с марта по август. Мы этот график, разумеется, оставили без подписания.

При этом сами активно пытались урегулировать ситуацию: многократно предлагали достичь компромисса в части сроков погашения задолженности. Предоставили «Спецгазавтотрансу» четыре срока погашения задолженности. Первый — 4 марта 2011 года, второй — 16 марта. Разумеется, сроки указывались в официальных письмах.

В письме от 25.03.2011 ООО «СПТК» предложило последний и единственный способ урегулирования сложившейся ситуации с указанием конечных сроков погашения задолженности: 50% до 31 марта и 50% до 5 апреля 2011 года включительно.

Руководство ДОАО «СГАТ» оставило наши условия без рассмотрения или просто их не приняло — как я уже сказал, ответом нам было молчание. В связи с неисполнением «Спецгазавтотрансом» обязательств «СП Транс Компани» вынуждена была обратиться в Арбитражный суд для принудительного взыскания задолженности.

Перед тем как ехать к вам, 8 июня, я еще раз отправил первому руководителю «Спецгазавтотранса» письмо на предмет погашения задолженности до 28 июня. Дело в том, что на 28 июня назначено предварительное слушание в Арбитражном суде г. Иркутска.

Возможно, обратимся еще и в прокуратуру по поводу того, что наши обращения игнорируются.

При этом я должен сказать, что наша компания при возникновении спорных моментов старается найти взаимовыгодное решение, не доводить до судебных разбирательств. Мы всегда склоняемся к заключению мирового соглашения даже в процессе арбитражного разбирательства.

Есть и другие злостные должники, например ОАО «Хантымансийскгеофизика» — структурное подразделение ЗАО «Геотек-холдинг», одной из крупных компаний в области сейсморазведки. У этого предприятия тоже большой долг за ГСМ и оказанные услуги, и подход аналогичный… «кому я должен, всем прощаю»4. Есть решение Арбитражного суда г. Ханты-Мансийска в пользу «СП Транс Компани», но ответчик в целях затягивания сроков расчета (уже полтора года!) подал апелляцию, предоставив документы, которые нельзя назвать иначе как фальсификацией.

Не расплатившись с нами, ОАО «Хантымансийскгеофизика» также привлекло новых поставщиков. Вероятно, и в отношении данной компании мы будем вынуждены обратиться с запросом в прокуратуру.

— И много у вас таких должников?

— К счастью, злостных должников только два. Есть должники, которые не могут расплатиться в полном объеме в силу каких-то экономических катаклизмов в своей деятельности. Но они не уходят от диалога, и вместе мы находим взаимоприемлемые варианты погашения задолженности, согласовываем график платежей.

Мне непонятно, почему государственные органы не принимают участия в борьбе с неплатежами — даже с неплатежами государственных компаний. Ведь такие организации справедливо воспринимаются как структуры, за которыми стоит государство.

Следовательно, они своим поведением наносят ущерб имиджу государства, наносят удар по всей цепочке поставок для обеспечения тех же государственных программ. Бороться с теми, кто нарушает правила игры, это как раз его, государства, функция на рынке!

Но пока нам приходится пользоваться судебным инструментарием. А также заботиться о диверсификации круга крупных заказчиков.

В частности, развертываем сотрудничество с компанией «РН Бурение», одной из крупнейших российских буровых компаний, к тому же четко и последовательно выполняющей свои финансовые обязательства.

— Мы знаем, что вы активно работаете в направлении совершенствования инфраструктуры Якутии — одной из важнейших программ развития этой республики…

— Совершенно верно. Вообще у нас масштабная программа работы в Якутии — она реализуется уже пять лет. Программа включает вложения в производственную и социальную инфраструктуру республики, партнерские отношения с муниципалитетами, инфраструктурными организациями — такими, как ОАО «Ленское объединенное речное пароходство» (ОАО «ЛОРП»), ОАО «Саханефтегазсбыт» и др. А также участие в крупнейших республиканских проектах — в нефтегазовой, строительной, транспортной сферах…

— Это своего рода форма частно-государственного партнерства?

— Именно так. По крайней мере, мы стремимся действовать именно в рамках идеологии такого партнерства и предлагаем на этой основе строить отношения муниципалитетам и властям субъекта Федерации. В каких-то случаях это удается, в каких-то — продолжаем искать консенсус.

Мы возлагаем большие надежды на новую администрацию Республики Саха (Якутия) во главе с президентом Егором Афанасьевичем Борисовым — ею взят курс на быстрый экономический рост и модернизацию инфраструктуры. В частности, в республике ведет активное железнодорожное строительство ОАО «Железные дороги Якутии» (ОАО «ЖДЯ»): Амуро-Якутская железнодорожная магистраль в ближайшие годы дойдет от станции Нерюнгри-грузовая до Нижнего Бестяха и далее через мост до Якутска. На сегодняшний день проведены проектно-изыскательские мероприятия по строительству совмещенного автомобильного и железнодорожного моста через Лену в районе Нижнего Бестяха, где расстояние между берегами всего 4 км — обычно оно составляет 12—16 км.

Строительство и ввод в эксплуатацию данного моста в будущем свяжет между собой районы республики наземными коммуникациями.

Благодаря железной дороге республика будет встроена в единую транспортную систему региона; кроме того, железная дорога снимет в определенной степени сезонный фактор в поставке грузов. Сегодня большинство из них доставляется в период судоходства на Лене, который, как я уже говорил, длится менее полугода, в остальное время приходится возить по зимнику, что долго и дорого. По железной дороге можно будет транспортировать грузы летом и зимой.

«СП Транс Компани» — партнер железнодорожников (ОАО «ЖДЯ») и транспортных строителей по поставке светлых нефтепродуктов, и сотрудничество мы намерены расширять — продолжать тот курс, который был взят нами в прошлые годы.

Еще в 2007—2008 годах нашей группой совместно с ООО «Строй Континент» был проведен комплекс мероприятий по разработке береговой зоны в районе пос. Пеледуй Ленского района Якутии: это затон Сенной в акватории р. Лена.

Земляными снарядами было проведено дноуглубление, обустроена дамба протяженностью 80 м. Для разработки этого участка (100х50х29 куб. м) произведена выемка более 145 тыс. куб. м грунта!

Весь этот комплекс работ позволил размещать в затоне дополнительные суда и танкеры речного флота ОАО «ЛОРП».

Пароходство получило возможность размещать ежегодно в своих танкерах на зимний период дополнительные объемы нефтепродуктов до 7—8 тыс. т.

На эти работы нашей группой было потрачено 21,7 млн руб. собственных средств и средств инвесторов. Взамен со стороны руководства, входящего в состав ЛОРП, Пеледуйского судостроительно-судоремонтного завода, где расположен затон, и руководства ОАО «ЛОРП» нам было обещано приоритетное право на размещение светлых нефтепродуктов на терминале в пос. Пеледуй на нефтебазе и в танкерах для решения наших производственных и транспортных задач.

Но в ОАО «ЛОРП» произошли организационные изменения — завод стал автономным предприятием, а в ЛОРП сменилось руководство. И сегодня на меня смотрят непонимающим взглядом: «Сергей Васильевич, это ваши проблемы!»… Тем не менее мы не оставили попыток достичь взаимопонимания и, уверен, его найдем.

Отдельно скажу о проекте контейнерных автозаправочных комплексов, которые мы сдаем под ключ и в дальнейшем эксплуатируем. Самое позднее в октябре-ноябре планируем сдать в эксплуатацию контейнерный АЗК в Пеледуе.

В течение почти двух лет мы ждали получения документов на подключение к системам электроснабжения — и вот только сейчас их получили. Еще ряд проектных документов находится в финальной стадии согласования.

Мы не ждали разрешений — начали готовить площадку под строительство объекта, основываясь на договоренностях с администрацией Ленского района, потому что понимали, что мы с администрацией стратегические партнеры. И понимали, насколько важен автозаправочный комплекс для района. Это первый такой АЗК в Якутии — но, по нашим планам, не последний.

Большое значение для нас имеет и развитие инфраструктуры Иркутской области. Еще один, модульный АЗК с прилегающим автодорожным кемпингом, мы планируем построить в родном Усть-Куте, на окраине города: земельный участок площадью 11 тыс. кв. м — аналогов такого сооружения в Усть-Куте нет! Формирование площадки, подготовка проектно-сметной документации уже начаты. Планируемый срок ввода в эксплуатацию — 2013—2014 год.

Но пока много проблем, мешающих строительству, в том числе с арендной платой, которая нам предложена в несколько раз выше, чем в центре города, хотя нам пришлось уже вложить в подготовку данной площадки более 3 млн руб. Дело в том, что одна пятая этой площадки — болотистый участок, который необходимо осушить и отсыпать скальным грунтом, подготовить его надлежащим образом, прежде чем начать работы.

Тем не менее мы заняли максимально конструктивную позицию, понимая, насколько важен АЗК для Усть-Кута, для развития конкуренции на рынке нефтепродуктов. Я договорился о встрече по этому поводу с мэром города Владимиром Петровичем Сениным, надеюсь, вопрос об арендной плате либо о приобретении участка в собственность будет решен в конструктивно.

— Насколько нам известно, вы занимаетесь современным инновационным производством в энергетическом секторе…

— Мои земляки и коллеги в Новосибирске в течение многих лет занимаются проблемой снижения энергоемкости: повсеместным внедрением энергосберегающих светодиодных ламп — ламп нового поколения.

Мы предполагаем создание в ближайшее время производственного подразделения под этот проект в Усть-Куте, который предусматривает поставку данного товара муниципальным электросетевым компаниям и другим заказчикам.

Это, можно сказать, отклик на призыв президента Медведева развивать инновации. Я хочу заметить, что Дмитрий Анатольевич — первый лидер, который перевел эту тему из области теории в область практики.

Кстати, для производства светодиодных ламп не нужны крупные промышленные предприятия, как для производства люминесцентных ламп. Их могут изготавливать небольшие производственные фирмы. Необходимо в ближайшее время очень серьезно подойти к вопросу создания таких минипроизводств, которые были бы конкурентоспособны на мировом рынке, в частности конкурировали бы с китайскими предприятиями.

— Вопрос к вам как к эксперту по рынку нефтепродуктов: с чем связан недавний ценовой всплеск на этом рынке?

— Существует три фактора, влияющие на цену нефтепродуктов: во-первых, ценообразование на московских и петербургских биржах: ГСМ — биржевой товар; во-вторых, поставка продукции нефтеперерабатывающими заводами через разного рода посредников — трейдеров, давальцев; в-третьих, высокая себестоимость собственно поставки из-за очень высоких цен в сфере приемо-складских операций, хранения и транспортировки до конечных терминалов.

В результате цена на ГСМ подвержена спекулятивным биржевым колебаниям, получаем нефтепродукты от оптовых поставщиков по завышенной цене из-за переменного числа посредников между заводом и конечным поставщиком, вынуждены платить монопольно высокую цену за транспортировку по Лене и хранение на нефтебазах.

Сегодня доставка танкерным флотом основными перевозчиками составляет 1,5—2,75 тыс. руб. за тонну, в зависимости от того, в какой пункт отгружается ресурс нефтепродуктов; приемо-складские операции, хранение, также в зависимости от терминалов, 1,35–2,5 тыс. руб. за тонну (5,7—12,3 руб. за тонну в сутки — хранение). Самая дорогая перевалка у «Саханефтегазсбыта» — 2,5 тыс. руб. за тонну, хранение на его нефтяной базе стоит 10,5–12,3 руб. за тонну в сутки! Причем на эту базу еще нужно попасть — с некоторых пор это будет проблематично: «Саханефтегазсбыт» закрывается от сторонних поклажедателей.

Конечно, для того чтобы предложить потребителю конкурентоспособную цену и при этом обеспечить себе хоть какую-то маржу, мы вынуждены бороться за эффективность — экономить каждый рубль! Несмотря на экономию средств, нам приходится нести большие потери при транспортировке и перевалке (особенно это касается нефтебазы г. Ленска, принадлежащей ОАО «Саханефтегазсбыт»).

Тем не менее мы не можем в ущерб себе ликвидировать все дисбалансы цепочки поставки — это задача государственных органов. И они вынуждены ее решать в авральном порядке.

Цена на ГСМ в январе-феврале текущего года дошла до критической величины. В Усть-Куте цена на Дт.З и Дт.А составляла на условиях франко-резервуар нефтебазы порядка 34,5—35,7 тыс. руб. за тонну без учета рентабельности, с периодическими колебаниями в течение нескольких месяцев. Все это не могло не отразиться на конечном потребителе северных регионов.

Правительство приступило к активным действиям, началось расследование ФАС. «Температуру» удалось немного сбить, хотя и возникли перебои со светлыми нефтепродуктами. Однако «болезнь» не исчезла.

В государственной политике на рынке нефтепродуктов, на мой взгляд, важно от борьбы с «симптомами» перейти к лечению «болезни»: купировать резкие скачки биржевых цен на ГСМ, сократить цепочки посредников, демонополизировать транспортировку и хранение или хотя бы ввести регулирование монопольной цены со стороны государственных органов.

— Расскажите о вашем пути в бизнесе?

— Я по образованию инженер радиосвязи и радиовещания: окончил в 1984 году Новосибирский электротехнический институт связи им. Н.Д. Псурцева, после этого работал по специальности в государственных организациях связи и телерадиовещания. Не реализовав всех своих идей на государственном предприятии, решил после окончания контракта воплотить их в жизнь в частной структуре.

В мае 1992 году ушел на вольные хлеба — создал собственную компанию в телекоммуникационной сфере. В течение четырех с лишним лет я и моя команда выстроили стройную систему, которая зарекомендовала себя не только в регионе, но и за его пределами.

Имея лицензию на право предоставления услуг телефонии, мы выступили первопроходцами среди частных структур по телефонизации своего региона. С группой единомышленников мы не только смогли доказать, что это возможно, но и создали жесткую конкуренцию существующей государственной структуре — ОАО «Электросвязь».

Еще в период 1994—1997 годов мы внедряли самые последние разработки в области связи, то есть, как сейчас принято говорить, занимались инновациями… Увы, создание конкурентной ситуации на рынке не могло не сказаться на судьбе нашей компании.

Через несколько лет фирма просто прекратила свою деятельность — при положительном балансе. Разрозненные активы ее оказались в чужих руках, в составе других структур, в том числе и государственных.

Я вынужден был начинать жизнь сначала. Имея определенный опыт работы с взаимозачетами, которые были распространены в то время, я взял новые ориентиры в бизнесе. Приоритетами стали оказание услуг в заготовке, переработке и реализации древесины, поставка и реализация различных товарно-материальных ценностей.

Занимался поставкой пушнины, торговлей рыбой, ломом черных металлов, лесом, ГСМ… Пришлось исколесить почти весь бывший Советский Союз.

Постепенно в моем бизнесе возникло направление поставки энергоносителей. А когда началось строительство ВСТО-1, мы решили сконцентрироваться на этом направлении. Постепенно появился круг структур, заинтересованных в сотрудничестве с нами, это и сегодня костяк наших клиентов. Они знают нас хорошо, за плечами годы сотрудничества.

— Каково ваше кредо как предпринимателя?

— Всегда оставаться человеком: честным, порядочным, несмотря ни на какие соблазны и вызовы.

— Мы знаем, что вы огромное внимание уделяете благотворительности…

— Да, я воспринимаю это как свой долг перед людьми, которые не могут о себе позаботиться самостоятельно.

В Усть-Куте есть областной дом для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, с которым мы дружим на протяжении уже нескольких лет. По возможности стараемся помочь детям и их дому.

Это учреждение находится на обеспечении областного бюджета, который выделяет на одного ребенка всего 112 руб. в сутки, соответственно 3360 руб. в месяц, и на обмундирование — 13 тыс. руб. на ребенка в год. Муниципальный же бюджет не выделяет вообще ничего. В данной ситуации без помощи коммерческих спонсоров, таких как мы, дети будут жить впроголодь!

Систематически помогаем также Детскому эколого-биологическому центру Усть-Кута, детским спортивным командам города.

Увы, предпринимателей, которые считают важным для себя поделиться с ближним, немного. Большинство представителей нашего цеха несколько тысяч долларов, что требуется на помощь, лучше в ресторане пропьют…

Печально, что деятельность благотворителей никак не поддерживается государством. Кроме того, любая благотворительная помощь подразумевает безвозмездную передачу денежных средств или материальных ценностей. Но расходы в виде стоимости безвозмездно переданного имущества и расходы, связанные с такой передачей, при расчете налога на прибыль, согласно пункту 16 статьи 270 НК РФ, учитывать нельзя!

— Расскажите о ключевых аспектах кадровой политики компании.

— Кадровая ситуация в производственном секторе тяжелая. Нарушена связь между вузами и отраслями производства, большие трудности с рабочими кадрами. Ведь даже закончившие профильные ПТУ молодые люди не идут на производство: найти сварщиков, монтажников, плотников очень сложно.

В молодежной среде бушует наркомания, сбиты жизненные ориентиры. Сегодня весь основной груз задач в стране — и производственных, и управленческих — несут на себе те, кому от 40 до 65 лет: люди, получившие закалку еще в советское время. После них — провал.

Среди более молодых есть только единицы, кто может взять на себя ответственность и с этой ответственностью справиться. Да, сегодня много молодых руководителей — они образованные, талантливые люди. Но они не прошли ступеней профессионального и личностного роста, не знают реальной экономики, реальной жизни, не обладают культурой компромисса, партнерских отношений.

Зато умеют бить кулаком по столу и кричать: «Обеспечить!» Но от криков и призывов результата не будет: надо уметь наладить процесс…

Когда проводили муниципальную реформу, власти рассчитывали, что везде будет самоуправление, появится инициатива, проявится гражданская ответственность. Но на деле получилось иначе.

Пользуясь инертностью и апатией людей, в некоторых муниципалитетах на посты руководителей пришли лоббисты тех или иных коммерческих интересов, коммерсанты, рассматривающие муниципалитеты как свой частный бизнес. Они первым делом озаботились продажей муниципального имущества и выжиманием всех соков из арендаторов нежилых помещений и земельных участков.

Между тем главная задача муниципальной власти — обеспечивать условия тем, кто создает рабочие места.

— То есть бизнесу?

— Да. Холить и лелеять бизнес на своей территории. Потому что бизнес — он сегодня здесь, а завтра там. И даже если предприниматель пока еще «здесь», но не чувствует себя уверенно, он будет вести себя как временщик: не станет финансировать развитие территории.

Бизнес-климат в муниципальных образованиях, регионах — это сегодня самая большая проблема нашей страны. На каждой территории у нас есть пять структур, которые определяют ситуацию: местная администрация, УВД, прокуратура, налоговая инспекция и УФСБ. Все они равно значимы, равно влиятельны…

И пока предприниматель вынужден лавировать между этими структурами, он будет чувствовать себя уязвимым.

По инициативе президента и премьера предприятиям малого бизнеса предоставлен целый ряд льгот. И в этом направлении нужно продолжать двигаться: и в региональной, и в федеральной политике. Если не будет обеспечено условий для развития бизнеса, программа создания 25 млн новых рабочих мест, которую выдвинул Владимир Владимирович Путин, не заработает.

Должно быть радикальное упрощение налогообложения — как в Китае: заплатил предприниматель вмененный налог — и дальше спокойно работает, никто его не трогает.

Камнем преткновения являются налоговые проверки. Любой налоговик норовит найти зацепку и оштрафовать — и потом судись с ним. Но активы могут быть парализованы уже сегодня, может быть заблокирована хозяйственная деятельность — цепочка взаимосвязанных обязательств.

Ни при каких обстоятельствах нельзя позволять блокировать производство! Потому что оно — основа основ!

Но сегодня налоговики нам откровенно говорят: заботиться о сохранении и развитии производственной базы — не наша задача, наша задача собирать доходы для бюджета и выполнять план. Но на любой территории есть те, кто платит налоги, и те, кто не платит вообще. С кого в первую очередь будут драть три шкуры налоговики? Вопрос, к сожалению, риторический…

— Очень трудно работать, когда на тебе делают план по сборам…

— Вот именно.

— Ваши предложения по совершенствованию налоговой политики?

— В налоговой политике надо учитывать в первую очередь специфику работы предприятий, условия, в которых они работают.

Наша компания работает в северных регионах и районах, приравненных к ним. Любая доставка нефтепродуктов, ТМЦ в эти труднодоступные места до заказчиков, независимо от времени года, связана с документооборотом, который влияет на несвоевременность обработки соответствующей экономической информации и представления в бухгалтерию предприятия.

Предлагаю налоговым органам разрешить предприятиям осуществлять возмещение НДС по документам, поступившим позднее срока сдачи налоговых деклараций (НД) в том отчетном периоде, в котором они поступили налогоплательщику. Это исключит необходимость предоставлять уточненные налоговые декларации. В целях упорядочивания отчетности по хозяйственно-финансовой деятельности предприятия и ее соответствия достоверности за отчетный налоговый период предлагаю налоговым органам совместить сроки подачи НД по НДС и прибыли (назначить их на одну дату, 28 число).

Думаю, что при сложных климатических условиях бизнеса в северных районах налогоплательщики должны иметь преимущества, льготы. Кроме того, в более благоприятном положении должны находиться компании, которые вкладывают в инфраструктуру, в развитие региона.

Они должны как минимум получить на законных основаниях приоритет при поставке продукции для государственных нужд. А сейчас и те, кто только кладет деньги себе в карман и вывозит за рубеж, и те, кто вносит вклад в развитие территории, находятся в одинаковом положении…

Очень беспокоит необоснованное налогообложение физических лиц подоходным налогом с сумм, которые они получают от реализации своего имущества (автомобили, квартиры и пр.). Да, человек обязан платить налог — 13% , но от разницы (дельты), от полученного им дохода при продаже своего имущества.

Над многими вопросами налогового законодательства нужно скрупулезно работать государственным организациям с привлечением бизнеса и общественности. Сегодня же, когда мы, бизнес, подаем соответствующие предложения и на региональном, и на федеральном уровне, нас не хотят слушать.

Впрочем, не слушают и ученых. Я выступал на одной из конференций в Москве на тему развития бизнеса на Севере и совершенствования налоговой системы. После выступления ко мне подошел руководитель НИИ Федеральной налоговой службы. Говорит: многое из того, что вы предлагаете, мы пытаемся продвигать уже более десяти лет! Договорились продвигать эти идее вместе.

— А вы с такими идеями не думали о государственной карьере

— Я занял свое место в жизни и не стремлюсь занять чужое. Я производственник, работаю над тем, чтобы Россия преображалась.

Каждый должен быть на своем месте, будь то бизнес или государственная служба, и должен стремиться к преображению своей родной страны. Тогда и будет результат.

Новости
Новые суммы за газ получат украинцы в платежках, переплачивать придется ежемесячно: кому накрутят в два раза
02.12.2020

Коронавирус в Украине: число выздоровевших превысило число заболевших
02.12.2020

Заместитель главы Офиса президента фигурирует в деле взятки от Микитася
02.12.2020

Сниккарс Шульгинову на "закуску"
02.12.2020

Есть повторные заражения: в Киеве коронавирусом инфицировались более 3 тысяч медиков, шестеро умерли
02.12.2020

Баку учредил День победы Азербайджана в конфликте за Нагорный Карабах
02.12.2020

"Бунтуют" не только бизнесмены: под Радой устроили сразу три митинга, фото и видео
02.12.2020

Как проходят протесты предпринимателей в центре Киева (видео)
02.12.2020

У Львові засвітився "заряджений" британський кросовер - розганяється до 300 км на годину: фото
02.12.2020

"Надоело смотреть на тумбочку с лекарствами". Степанов заявил, что украинцы боятся идти на обследования
02.12.2020