Гадание на нефтяной гуще

09.11.2018 09:56
shadow

"naperstki"По мере углубления экономического кризиса действия правящей бюрократии все больше начинают напоминать поведение людей в ситуации, близкой к панической. Конечно, до паники еще далеко, но тревожные настроения, похоже, все больше распространяются по кабинетам отдельных чиновников. Каждое их новое заявление, каждая новая мера противоречат сделанным и принятым ранее. А тем временем экономическая ситуация продолжает ухудшаться.

Сколько ни говори халва — во рту слаще не станет


Правительство уже даже и не скрывает, что его прогноз роста ВВП в этом году оказался чрезмерно оптимистичным. Напомним, изначально Кабмин прогнозировал, что рост казахстанской экономики в 2015 году составит 5%. Затем этот показатель был снижен до 4,8%. А по мере продолжения снижения нефтяных цен в окончательном варианте госбюджета-2015 предполагалось, что экономический рост в этом году достигнет всего 1,5%.


Однако чиновникам пришлось признать, что и этот показатель окажется недостижимым. Еще 19 ноября министр национальной экономики РК Ерболат Досаев, презентуя в парламенте законопроект «О внесении изменений в закон «О республиканском бюджете Казахстана на 2016 – 2018 годы», и вовсе заявил, что рост реального ВВП в 2015 году составит мизерные 1,2%.


Все это вновь напоминает гадание на кофейной гуще, как это было недавно с прогнозами инфляции в этом году, когда в октябре Кабмин повысил ее пороговые значения с 6 – 8% до 8 – 10%, а уже по итогам ноября годовая инфляция составила 12,8%. Поэтому есть большая вероятность того, что и достижение роста экономики на уровне 1,2% останется лишь благим намерением правительственных чиновников.


Кстати, так думаем не только мы, но и эксперты. Например, по оценкам инвестиционной компании «Халык Финанс», рост казахстанской экономики в этом году составит всего 0,5%. Куда оптимистичнее выглядят прогнозы Всемирного банка. Однако, по мнению его аналитиков, рост ВВП Казахстана в 2015 – 2016 годах будет ниже даже пересмотренной официальной оценки, и может ускориться только в 2017-м.


«В нашем базовом сценарии ожидается, что цены на нефть останутся на низком уровне в течение 2016 года и постепенно начнут восстанавливаться в 2017 году, способствуя росту потребления и повышению уверенности инвесторов в среднесрочной перспективе. Рост ВВП останется низким на уровне около 1% в 2015 и 2016 годах, но может повыситься до 3,3% в 2017 году», – считают в международном финансовом институте.


При этом следует заметить, что столь частые изменения официальной оценки экономического роста говорят об отсутствии у правительства эффективной системы долгосрочного прогнозирования. В свою очередь, это означает, что оно не способно составлять оптимальный бюджет и четко выдерживать заложенные в него параметры по доходам и расходам.


Но как бы то ни было, уже очевидно, что дна казахстанская экономика еще не достигла, впрочем, как и экономика его ближайших торговых партнеров России и Китая. И связано это в первую очередь с тем, что цикл снижения нефтяных цен далек от завершения.


На этом фоне совсем не случайными выглядят противоречивые планы, выстраиваемые чиновниками в Астане. Судите сами. С одной стороны, в новом трехлетнем бюджете рост ВВП в 2016 – 2020 годах прогнозируется правительством в среднем на уровне не более 3%.


«Реальный рост экономики в 2016 году составит 2,1%, в 2017 году – 3,6%, в 2018 году – 2,9%, в 2019 году – 3% и в 2020 году – 3,2%. Тем самым среднегодовой рост экономики в 2016 – 2020 годах прогнозируется на уровне 2,9%», – заявил еще 19 ноября Ерболат Досаев, презентуя в парламенте законопроект «О внесении изменений в закон «О республиканском бюджете на 2016 – 2018 годы».


С другой стороны, глава государства Нурсултан Назарбаев ставит перед Кабмином в текущих сложных экономических условиях амбициозные задачи – обеспечить куда более высокий рост ВВП, чем это значится в бюджетных планах правительства.
«В ближайшее десятилетие Казахстану необходимо обеспечить ежегодный рост экономики на уровне не менее 5%», – сказал Н. Назарбаев, выступая с Посланием народу Казахстана 30 ноября.


Более того, глава государства поручил увеличить ежегодный приток инвестиций в экономику более чем на $10 млрд, а за предстоящие десять лет – не менее чем на $100 млрд. Но, как известно, сколько ни говори халва – во рту слаще не станет. Не совсем понятно, чем кроме сырьевых ресурсов казахстанские чиновники могут заинтересовать иностранных инвесторов.


Зато очевидно одно: после нескольких реструктуризаций внешних долговых обязательств банков БТА, «Альянс» и «Темир» иностранный капитал, как говорится, и на пушечный выстрел не подойдет к Казахстану. Все это усугубляется сложной глобальной экономической и политической конъюнктурой, а также проведением с упорством, достойным лучшего применения, прежнего экономического курса, где главная ставка делается как раз на привлечение прямых иностранных инвестиций.


Непонятно, когда же до правящего класса дойдет, что спасение утопающего – дело рук самого утопающего. Что нужно, пока не поздно, менять экономический курс, и в первую очередь делать ставку на внутренние инвестиции, кардинально изменив фискальную политику правительства и монетарное регулирование Национального банка, а не надеяться на транснациональные корпорации и богатых дядь из-за бугра.


Тем более что, по оценкам большинства экспертов, низкая стоимость черного золота сохранится надолго.

Национальная валюта ушла в новое пике.


Что дальше?


Обменный курс доллара в паре с казахстанской валютой достиг очередного исторического максимума. И, похоже, новый виток ослабления тенге не достиг своего предела. В этой ситуации задача Национального банка по дедолларизации экономики и снижению инфляции усложняется еще больше и выглядит практически невыполнимой не только в краткосрочной, но и в среднесрочной перспективе.


Как мы и предполагали, после временной стабилизации курс нацвалюты вновь оказался под мощным давлением доллара. В прошлую пятницу последняя сделка на Казахстанской фондовой бирже была заключена по цене Т315 за $1. А еще в четверг стоимость американской валюты не превышала Т310.


Не нужно быть пророком, чтобы понять, в чем причина очередной девальвации. В конце прошлой недели цена черного золота марки Brent преодолела психологически важный рубеж, упав ниже $40 за баррель.


Вслед за этим событием первоначально «посыпалась» валюта нашего основного торгового партнера по Евразийскому экономическому союзу – России. В конце торгового дня в пятницу курс доллара превысил 70 рублей.


Не на руку тенге сыграл еще один немаловажный фактор – Народный банк Китая вновь понизил курс юаня к американской валюте, обновив его четырехлетний минимум. С 10 декабря курс доллара к нацвалюте КНР достиг отметки 6,436. Примечательно, что это стало уже вторым изменением за последние несколько дней: в середине прошлой недели курс доллара был повышен до 6,414 юаня.


Заметим, что это не первое и, похоже, далеко не последнее ослабление китайской валюты. Напомним, что еще в середине августа этого года Народный банк Китая заявил об использовании новой методики расчета курса юаня, после чего он был девальвирован только за три дня на 4,6%, до отметки 6,4 юаня. После этого денежная единица КНР укреплялась, достигнув в ноябре уровня 6,317. Однако через некоторое время курс юаня вновь начал ослабевать. Примерно за 1,5 месяца он снизился на 2%, а с начала года китайская валюта «полегчала» на 6,5%.


В этих условиях без вмешательства Национального банка очередная девальвация тенге была предрешена. Причем, судя по скорости и глубине ослабления национальной валюты, регулятор не стал противиться новому витку снижения обменного курса, тем самым сдержав свое обещание о поддержании режима свободного курсообразования и сохранении своих золотовалютных резервов.


Однако в этой ситуации Нацбанк неизбежно столкнется с еще большим усилением рисков ускорения инфляции и тем самым не сможет выполнить даже в среднесрочной перспективе свою главную задачу в рамках политики инфляционного таргетирования – удержание инфляции в 2016 году на уровне 6 – 8%. Уже сейчас очевидно, что эта задача будет не по зубам регулятору в сложившейся экономической ситуации, которая только продолжает ухудшаться.


При этом не совсем понятно, как во все более ухудшающихся макроэкономических условиях регулятор намерен добиться дедолларизации экономики и депозитной базы банков. Понятно, что только одними запретами на установление цен на товары и активы в условных единицах решить задачу по избавлению от чрезмерной зависимости от доллара Национальному банку не удастся.


В текущей ситуации эти попытки больше похожи на стремление остановить снежную лавину руками. Тем более, тенденция по дальнейшему ослаблению тенге на фоне снижения нефтяных цен, снижения курса рубля и юаня только усиливается. В этих условиях, напротив, следует ожидать еще большей долларизации экономики, депозитной базы банков и сбережений граждан.


В свою очередь, это сделает еще более острой проблему дефицита тенговой ликвидности, что негативно скажется на кредитовании экономики и на росте ВВП. В конечном счете, это вкупе с чрезмерно высокой базовой ставкой на уровне 16% отрицательно скажется на уровне занятости и благосостоянии населения.


Более того, если нефтяные цены останутся ниже $40 за баррель в среднесрочной перспективе, то под угрозой окажется исполнение нового трехлетнего бюджета, где заложена среднегодовая цена на нефть на уровне $40.


В этом случае у правительства есть несколько вариантов действий: либо проводить секвестр госказны, либо просить у президента в очередной раз распечатать Национальный фонд или вновь привлекать средства на международных рынках капитала, тем самым еще больше наращивая внешний госдолг. Причем не исключено, что могут быть реализованы сразу три названных сценария.


www.novgaz.com, 18.12.2015


Оставить комментарий